дефолт

(no subject)


Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, жучок обнаружил, что он у себя в постели превратился в Грегора Замзу...
дефолт

Барсумская рулетка. Фудзисава Сю "Вода камень точит"

Прочитала давно, но по лени отчитываюсь только сейчас.
Это повесть об обычном японском школьникетридцатилетнем журналисте, который кропает мелкие заметки, разбавляющие рекламу в журнале о домашних животных, и собирается жениться. Но все ему чего-то не можется, смысла в жизни нет, и работа-то плохая, и свадьба пугает. Дергания и попытки сделать решительный шаг ни к чему не приводят.
Рулеточную книгу я читала между кучи романов и повестей отечественных писателей-шестидесятников (XIX век, Решетников, Шеллер-Михайлов, Левитов и другие). Ничего современный японский товарищ не трэшовее и ужаснее, чем они, эротические сцены только пофизиологичнее. Но у наших в конце герой уходит в запой, литературу или революцию, а тут просто ничего не происходит. Bo-o-oring.
дефолт

(no subject)

Видела во френдленте что-то про имя "Орхан" и была уверена, что про Орхана Памука. Оказалось, совсем другой Орхан. Хотя я и Памука-то не читала, только в чгкшных вопросах попадался...
дефолт

Барсумская рулетка. Конрад "Ностромо"

Роман Джозефа Конрада "Ностромо" написан в 1904 году, его действие происходит в вымышленной латиноамериканской стране Костагуане. В советских аннотациях писали, что роман о разлагающем действии империализма и проникнут сочувствием к простому народу. Мне кажется, что Конрад, конечно, как сын ссыльного поляка, плохо относился к империализму, но это не единственная причина проблем жителей Сулако. Даже не политика, даже не исторический процесс, а словно бы само течение жизни приводит к тому, что "хотели как лучше, а получилось как всегда". Идеалы чести и свободы для гарибальдийца Виолы, стабильности и процветания для Гульда, любви для Мартина Декуда, славы для Ностромо оборачиваются своими противоположностями. Очень грустно.
Манера повествования в романе сложная и по тем временам, наверно, даже непонятная. Много флэшбеков, много субъективных описаний событий.
И про корабли в серии про Чужого, которые "Ностромо" и "Сулако" - не могу с уверенностью говорить, почему Ридли Скотт их так назвал. Но в самом романе корабли носят имена из древнеримской мифологии. Тоже империя.